Глава 22. Из жизни драконов. Часть вторая

Малость отъевшись в своих новых охотничьих угодьях, пережив очередную линьку и окончательно заматерев, Скокарь затосковал. Жить в одиночестве было невыносимо, общение с периодически залетавшими в его охотничьи угодья соплеменниками заканчивалось короткой жесткой дракой, после которой самец едва уносил крылья, а самка подвергалась жестокому насилию – увы, инстинкты половозрелого драконьего тела начали брать верх над разумом. И Скокарь понял, что если он окончательно не хочет превратиться в злобную агрессивную тварь, потеряв разум, то надо что-то делать.
И Скокарь решил отправиться в путешествие, он не верил, что странный мир, в который его зашвырнула судьба, был населён исключительно драконами. Может, здесь есть и другие обитатели, более разумные, и с ними удастся наладить контакт?

И Скокарь покинул свои владения и отправился на восток. Почему именно туда? Да всё просто – закрыл глаза, перекувыркнулся в полёте, сделав шикарную мертвую петлю, открыл глаза и полетел в ту сторону, куда упал взгляд. Внутреннее чутьё подсказало, что это восток, а куда лететь – Скокарю было глубоко параллельно, поскольку на многие сотни километров вокруг простиралась унылая степь с колыхавшейся под ветром высокой травой.

По пути он пересёк несколько десятков владений других драконов, от души в них поразбойничав, но большинство законных хозяев предпочитало не связываться с крупным агрессивным самцом – перелиняв, Скокарь стал огромным даже для дракона, да и выглядел достаточно впечатляюще – чёрная, с красным отливом, чешуя, полный острейших зубов рот, золотистый гребень, начинавшийся на макушке и шедший вдоль позвоночника, хвост с костяной «булавой» на конце, острейшие, алмазной твёрдости, когти… так что бедолаги-драконы не рисковали связываться с этим жутковатым чудовищем, а когда он, вдоволь наохотившись в их владениях, летел дальше, вероятно, вздыхали от облегчения.

Путь Скокаря был долог, материк под ним казался бесконечным, но он не терял надежды. И вот однажды острые глаза дракона разглядели на горизонте серебристо-синюю, еле заметную полосу. Это было море, и Скокарь возрадовался. Грела надежда, что этот материк не единственный, значит, стоит пересечь море и поискать разумных существ там. И он взмахнул крыльями, прибавляя ходу.
Ещё спустя минуть пять он заметил на берегу какое-то шевеление и удвоил усилия. Поначалу он испытал жестокое разочарование, разглядев сине-серебристого дракона, хозяина здешних мест, который, вероятно, охотился на какую-то добычу. Но ещё минуту спустя Скокарь понял, что добыча какая-то странная… Это не было ни одно уже известное Скокарю в этом мире животное, тогда что же это? Неожиданно зоркие глаза Скокаря уловили стальной отблеск. Неужели… Неужели это оружие? Синий дракон сражается с разумным существом?



Так оно и оказалось. Когда Скокарь подлетел ближе, он увидел все следы разыгравшейся недавно трагедии. На берегу валялись обгорелые обломки лодки, какие-то странные предметы, спутанная сеть, явно для ловли рыбы, ещё какие-то пожитки. И трупы трёх существ, удивительно похожих на людей. Даже одежда была знакомой – высокие сапоги, серые, с чёрными полосами, рубахи, синие штаны. На одном из убитых был кожаный жилет с кармашками, все трое сжимали в руках длинные ножи, напоминавшие мачете, но вряд ли мачете могли прорубить драконью чешую…

Четвёртый же был ещё жив, он отчаянно махал мачете перед мордой разъярённого дракона, но был жив только потому, что сытая тварь решила развлечься, её забавляли забавные дёргания небольшого существа, но сейчас она уже явно примеривалась, как прикончить упрямую добычу ударом когтистой лапы, утащить в гнездо и сожрать.
Медлить было нельзя, и Скокарь, злобно взревев, ринулся в атаку на серебристо-синего. Жертва, завидев второго дракона, в ужасе вскрикнула и упала на прибрежный песок, закрыв голову руками и безуспешно пытаясь слиться с окружающей местностью. Серебристо-синий, которому, как и большинству драконов, повод для драки был не нужен, радостно переключился на Скокаря. Разумный же просто отполз подальше, под защиту ближайшей скалы. Бежать он не решался, опасаясь, что драконы могут объединиться против него и тогда шансов на выживание не останется вовсе.
Красно-чёрный и серебристо-синий сшиблись в яростной схватке, ибо самый страшный враг дракона – другой дракон. Но серебристо-синий сражался для потехи, а Скокарь страстно мечтал обрести рядом с собой живую душу… К тому же красно-чёрный был крупнее и сильнее, серебристо-синий был повержен, он с трудом смог взлететь и не стал продолжать поединок. Тяжело махая крыльями, серебристо-синий полетел прочь. Скокарь не преследовал его, его куда больше интересовал спрятавшийся разумный.



Проводив взглядом улепётывающего серебристо-синего, Скокарь тяжело опустился на песок рядом со скалой и попытался разглядеть нежданного спасённого.
Вблизи местный разумный походил на человека ещё больше. Внешне это был подросток лет шестнадцати-семнадцати, тощий, остроносый, с серо-рыжего цвета волосами, собранными на затылке в жидкую косицу. Одет он был примерно так же, как и убитые - видимо, это было что-то вроде спецодежды здешних моряков… или рыбаков.
Увидев драконью морду так близко, парнишка… а Скокарь почему-то не сомневался, что это парнишка, затрясся ещё сильнее и попытался схватиться за свой «мачете». Увы, когда он прятался под скалой, мачете он отшвырнул, а другого оружия у него не было. Тогда парнишка разрыдался, и Скокарь озадачился. Как-то до сего момента он не задумывался, как будет объясняться с местным разумным населением. А пугать парнишку до полусмерти не входило в его планы.

Парень всхлипнул, закрыл лицо руками и вдруг… Вдруг Скокарь уловил внутри себя тихий всхлипывающий голосок: «Большой… Страшный… Боюсь…» Неужели это мысли мальчишки?
И тут Скокаря осенило. Он сосредоточился и стал думать: «Не бойся. Не обижу. Я тебя спас и помогу вернуться».
Мальчишка неверяще уставился на огромное зубастое чудище, в голове Скокаря прозвучало: «Я сошёл с ума? Мне чудится?»
Во второй раз говорить мысленно вышло уже полегче, и Скокарь отозвался: «Ничего не чудится. Это я с тобой говорю. Не бойся».
- Ой! - пискнул мальчишка, закрыл лицо руками и рухнул на спину. Скокарь озадаченно застыл, но потом сообразил, что парень просто рухнул в обморок. Ну, да, если среди местных драконы считаются неразумными, попытка огромной ящерицы установить контакт кому угодно могла грозить взрывом мозга. Но, что делать дальше, было совершенно непонятно, и растерянный Скокарь осторожно дотронулся языком до лба мальчишки и удивился – какой он горячий. Может, парень ранен или болен?
Внимательно осмотрев спасённого, Скокарь уверился, что вероятно и то и другое. Побеждённый им серебристо-синий всё-таки успел цапнуть мальчишку когтём, и на боку спасённого обнаружилась неглубокая рана, которую дракон сначала не заметил из-за напяленной поверх рубашки чёрной кожаной жилетки. Надо было что-то делать, и Скокарь призадумался. Невозможно было оставлять парня в таком состоянии на берегу рядом с трупами товарищей, значит, нужно было найти какое-то убежище.
Повертев головой, дракон убедился, что скальный массив неподалёку может его предоставить, осторожно подхватил потерявшего сознание парня когтями за жилетку и взлетел, преодолев довольно большое расстояние в несколько взмахов крыльев.

Место оказалось неплохое, Скокарю почти сразу удалось обнаружить в одной из пещер логово серебристо-синего, но воняло там так гадостно, что использовать это убежище не было никакой возможности, и Скокарь, поискав, нашёл другую пещеру, побольше. Пещера была вполне уютной с драконьей точки зрения, неподалёку бил из скалы пресный родник, а здешний камень нагревался местным солнышком за день, медленно отдавая тепло ночью, так что в пещере не было сыро и промозгло.

Мальчишка продолжал пребывать без сознания, и Скокарь переместил его в пещеру, устроив поудобнее, затем подумал о еде и питье, а так же о более мягкой постели для спасённого… но сначала нужно было исцелить рану. Если это она вызвала лихорадку, то дело плохо…
Но прежде всего следовало снять рубашку и жилет окончательно – ведь сначала дракон просто сделал на них несколько разрезов, чтобы осмотреть тело спасённого. Увы, но драконьи когти для таких тонких операций были не приспособлены от слова «совсем», рубашка и жилетка оказались порезанными на ленточки, но рану освободить Скокарю всё же удалось.

И он приступил к лечению. Ещё будучи сопливым драконёнком, Скокарь сделал вывод, что драконья слюна обладает некими полезными свойствами. Мамаша, пока их чешуя не окрепла, периодически лечила раны своего выводка, попросту зализывая их, и заживало всё в рекордно короткие сроки. Может, и пацану поможет?
И Скокарь принялся зализывать рану спасённого мальчишки. Ему тогда даже в голову не пришла мысль, что для человеческого существа слюна дракона может оказаться тем ещё ядом, но, к счастью, всё обошлось. Кровотечение прекратилось, парень задышал ровнее, обморок перешёл в глубокий сон. Теперь следовало позаботиться и о некотором комфорте – ведь хрупкий человечек в отличие от мощного дракона не может спать на голых камнях практически без одежды.
Поэтому Скокарь кое-как прикрыл парня остатками рубашки и отправился в степь, не забыв поставить перед сходом в пещеру свою метку, дабы отбить желание у кого бы то ни было туда соваться.
В степи бедный дракон, мысленно матерясь, нарезал когтями мягкой, так называемой «пуховой» травы, чьи метёлки напоминали нежную вату, которая охотно использовались всякими мелкими зверюшками и птицами на подстилку для нор и гнёзд. Намучился, но всё-таки перетащил всё срезанное в пещеру, пристроил продолжавшего глубоко спать парня на эту охапку подальше от входа, в уютной скальной нише, и отправился на берег. Тела погибших следовало похоронить – вряд ли мальчишке понравится, если косточки его знакомых растащат какие-нибудь мелкие хищники.

Скокарь успел вовремя – тела уже начали облеплять крупные крабы-падальщики, которыми проголодавшийся дракон с удовольствием закусил, раздробляя эти самые панцири и высасывая нежное мясо, а потом он выкопал когтями подальше от берега глубокую яму, перетащил туда тела, завалил их землёй, да ещё и здоровенных камней сверху навалил. А потом он углядел в волнах среди обломков лодки парочку каких-то ящиков и отправился туда.

Ящики оказались матросскими сундучками, сделаны они были очень на совесть, вода внутрь не попала, в чём и убедился Скокарь, сковырнув когтем замки. Ничего особенного там не обнаружилось – несколько смен одежды, свёрнутое в скатку грубое одеяло с завязками, мешочки с небольшими блестящими камушками округлой формы, немного напоминавшими застывшие капельки – возможно, местные деньги, гребни, ножницы, небольшой нож в ножнах, карта, нитки, какие-то странные приспособления непонятно для чего, ещё какие-то мелочи… В общем, Скокарь рассудил, что всё спасённому пригодится, оттащил сундучки в пещеру, накрыл спасённого парнишку одеялом, а сам отправился на поиски пропитания и воды для него.
С водой удалось разобраться быстро – на берегу валялось немало больших пустых раковин моллюсков, парочку из которых Скокарь наполнил водой и отволок в пещеру, а вот с едой… Плюнув, Скокарь ещё раз слетал в степь и натряс плодов, похожих на небольшие дыни, только были они фиолетового цвета и росли исключительно на деревьях. И, судя по тому, с каким энтузиазмом поедала их вся местная живность, фиолетовые «дыни» были хотя бы питательны.

Только после этого Скокарь залёг в пещере, закрывая своим телом вход и прижимая парнишку, который продолжал оставаться горячим, но жар вроде бы пошёл на убыль. На лбу парнишки выступили мелкие капельки пота, волосы трогательно растрепались и прилипли к вспотевшему лбу нежными завитками, на крыльях носа виднелись мелкие тёмные веснушки, и вообще, было в спасённом парнишке что-то такое странное и трогательное… Такое трогательное, что в груди дракона-Скокаря что-то дрогнуло и проснулось…
Он задремал только под утро, чутко ловя каждый шорох. А когда проснулся, то сразу же встретился взглядом с проснувшимся человечком, который уже не выглядел таким перепуганным, как вчера.
«Ты… - прозвучало в голове у Скокаря, - ты и правда меня слышишь?»
«Правда, - отозвался Скокарь. - Как твоя рана?»
- Рана? – растерянно спросил мальчишка вслух и почесал бок, на котором уже не было раны – только грубоватый белёсый шрам, выглядевший давно зажившим. Мальчишка с недоумением уставился на него, а потом спросил:
- Это ты меня вылечил?
«Я», - отозвался Скокарь, и тут мальчишка проделал то, чего дракон никак не ожидал. Он обхвати руками мощную шею дракона и чмокнул его в нос:
- Спасибо! Ты – замечательный!

Так в жизни Скокаря появился Менеш…

Примечание к части

Менеш:
https://shiroimori.files.wordpress.com/2012/02/16154109.jpg
Схватка драконов:
https://nocens.ru/i/1630/1630-935994591f885a32f9d20e44b58752537a0d3b3e.jpg
Скальный массив. Водопад:
http://www.2fons.ru/pic/201406/1280x1024/2fons.ru-12037.jpg


glava-1-obekt-i-predmet-stilistiki.html
glava-1-obiknovennie-differencialnie-uravneniya.html
    PR.RU™